Иван Алексеевич Бунин: различия между версиями

→‎стихотворные: катаев и кричевская о Бунине
м (→‎Цитаты: оформление)
(→‎стихотворные: катаев и кричевская о Бунине)
Спокойный и благостный, чуждый
Всему, что так мрачно под ним.|Автор=«В окошко из тёмной каюты...»}}
 
== Цитаты о Бунине ==
{{Q|[[Валентин Петрович Катаев|В.П.Катаев]], считавший себя [[ученик]]ом Бунина, не ошибся, написав о «беспощадно зорких глазах» учителя. [[Иван Алексеевич Бунин|Бунин]] считал «Деревню» своей удачей. В начале 1917 года, когда он работал над корректурой повести для горьковского книжного издательства «Парус», в его дневнике появилась такая запись: «А «Деревня» ― вещь всё-таки необыкновенная. Но доступна только знающим Россию. <...> Его обвиняли в ненависти к России и русскому народу. Он не оправдывался, а, скорее, недоумевал: «Если бы я эту «икону» ''(народ ― Э.К.)'', эту [[Русь]] не любил… из-за чего же я так сходил с ума все эти годы, из-за чего страдал беспрерывно, так люто? ». Дневник 1919 года он <Бунин> писал уже в [[Одесса|Одессе]], куда перебрался из голодной [[Москва|Москвы]], всё ещё надеясь, как на [[чудо]], что большевики не смогут удержаться у власти. В это время с Буниным часто виделся В.П.Катаев, посвятивший ему немало страниц автобиографической повести «Трава забвения». В одном из эпизодов Катаев рассказывает о том, как оставшаяся в городе [[интеллигенция]], в основном беженцы с севера, на каком-то собрании устроили дискуссию по поводу новой жизни и большевистской власти: «Бунин сидел в углу, опираясь подбородком на набалдашник толстой палки. Он был жёлт, зол и морщинист. Худая его шея, вылезшая из воротничка цветной накрахмаленной сорочки, туго пружинилась. Опухшие, словно заплаканные глаза смотрели пронзительно и свирепо. Он весь подёргивался на месте и вертел шеей, словно её давил воротничок. Он был наиболее непримирим. Несколько раз он вскакивал с места и сердито стучал палкой об пол».|Автор=Элла Кричевская, «Всё в этом непостижимом для нас мире непременно должно иметь какой-то смысл», 2003}}
 
== Источники ==