Молочай: различия между версиями

1677 байт добавлено ,  7 лет назад
(→‎Молочай в прозе: абра и кадабра (молодец ПО))
(→‎Молочай в прозе: странности)
 
{{Q|Грудь наша вдыхала положительно какой-то банный воздух. Пока мы шли [[лес]]ом, ещё можно было кое-как терпеть, но когда достигли возвышенностей, на которых [[негры]] имеют обычай выжигать траву перед наступлением «массики», мне казалось, что вот-вот кто-нибудь из нас свалится. [[Стекло]]видная, чёрная земля была раскалена как {{comment|под печки|так в оригинале!}}. В добавок ко всему, как обыкновенно в полуденное время, в воздухе не было ни малейшего движения; [[лист]]ья на деревьях висели неподвижно, эвфорбии, казалось, освобождались от своего оцепенения и таяли под палящими лучами [[солнце|солнца]]. Если бы не влажность воздуха, то никакое [[растение]] не вынесло бы этой страшной температуры, но для [[человек]]а эта влажность делает зной ещё более невыносимым.|Автор=[[Генрик Сенкевич]] «[[:s:Письма из Африки (Сенкевич/Лавров)/XIX|Письма из Африки]]», 1894}}
 
{{Q|Какая [[грусть]]! Какие во всём невозможности! Вот в огороде, мимо которого они проходили, молочаи-солнцегляды напрасно тянулись к солнцу, — они были малы и слабы, их подавляли глупые, клонящиеся к земле [[ромашка|ромашки]].|Автор=[[Фёдор Кузьмич Сологуб|Фёдор Сологуб]] «Земле земное», 1898}}
 
{{Q|А ест совсем мало, как овца. Он ''<[[верблюд]]>'' сена хорошего не любит, а что ни есть негодная [[трава]], ни Богу, ни человеку, а только в печь, да и то не способна — ту он, сволочь, и кушает. Так и называется [[верблюдник]], сено верблюжье. Он теперь на хорошей степи пасться не станет, а увидит его (курай-то), хоть за полверсты попрет к нему. Вот тоже молочай — что как сорвёшь, молоко тебе брызжет — это он тоже кушает, каторжный. Так [[Бог]]а зародил: какая вещь какому созданию. Ты [[природа]], а я опять природа; так и верблюд. Он его рубает-рубает, как машиной обработает. Он с его здоров, стало быть, ему пользительно.|Автор= [[:w:Марков, Евгений Львович|Евгений Марков]], «Очерки Крыма (Картины [[крым]]ской жизни, природы и истории)», 1902}}
Он разбросал рукой опостылевшие самородки, упал на раскалённую землю и завыл.
А [[Австралия|австралийское]] солнце — злой, желтый, пылающий таз — заливало равнодушные камни и пыльные листья молочаев своим мутным, как потухающие уголья, светом…|Автор=[[Аркадий Тимофеевич Аверченко|Аркадий Аверченко]], «По влечению сердца», 1910-е}}
 
{{Q|Итак, я был в Абиссинии, сидел на горном плато Тигре, курил трубку возле походного шатра и мог вволю наслаждаться видами амб. Похожие на [[кактус]]ы молочаи горели как [[золото|золотые]] канделябры в лучах заходящего солнца; рядом с палаткой стояла группа [[кедр]]ов напоминавших [[ива|ивы]]. Из соседней [[деревня|деревни]] доносились [[песня|песни]], не очень приятные для европейского слуха. Там, вероятно, был какой-то праздник. Не потому ли задержался мой проводник и носильщик абиссинец Фёдор? Он отправился раздобыть для меня в деревне чего-нибудь съестного на ужин.|Автор=[[Александр Романович Беляев|Александр Беляев]], «Амба», 1929}}
 
{{Q|Вот первый плац — он огорожен от дороги густой изгородью жёлтой [[акация|акации]], цветы которой очень вкусно было есть [[весна|весною]], и ели их целыми шапками. Впрочем, охотно ели всякую растительную гадость, инстинктивно заменяя ею недостаток [[овощ]]ной пищи. Ели молочай, благородный [[щавель]], и какие-то просвирки, дудки дикого [[тмин]]а, и, в особенности, похожие на [[редька|редьку]] корни свербиги, или свербигуса, или, вернее, сурепицы. Чтобы есть эти горьковатые корни с лучшим аппетитом, приносили с собою от завтрака ломоть [[хлеб]]а и щепотку соли, завёрнутой в бумажку.<ref>''[[Александр Иванович Куприн|А. И. Куприн]]''. Собрание сочинений в 9 томах. Том 9. М.: Гослитиздат, 1957 г.</ref>|Автор=[[Александр Иванович Куприн|Александр Куприн]], «Юнкера», 1932}}