Молочай: различия между версиями

3015 байт добавлено ,  7 лет назад
→‎Молочай в прозе: как его употребляли
(→‎Молочай в прозе: ещё об условиях жизни эвфорбий в Африке)
(→‎Молочай в прозе: как его употребляли)
 
{{Q|Идя дальше, мы всё чаще встречаем [[драцена|драцены]] и эвфорбии. Эти последние напоминают паникадила с несколькими десятками подсвечников. Неподвижность и суровость их желобоватых ветвей странно отделяется от фантастической путаницы [[лианы|лиан]]. Я заметил, что здесь повсюду царствует необыкновенное разнообразие [[дерево|деревьев]]. Почти нигде нельзя встретить, чтобы несколько штук одного сорта стояли рядом. То же самое и с кустами: почти у каждого иная форма, иная [[кора]], иные [[лист]]ья и [[плод]]ы.
[[Солнце]] склоняется к западным [[горы|горам]]. Янтарный отблеск тает на выпуклостях пней, на краях листьев и сменяется золотисто-красным. Верхушки ветвей эвфорбии загораются как [[свеча|свечи]]; в воздухе пурпурная прозрачность и вечерняя благость. Часто это можно видеть и у нас, когда [[лето]]м после ясного дня настаёт погожий вечер, предвестник звёздной ночи. Тогда вся природа точно приходит в хорошее расположение духа, повсюду разливаются радость жизни и надежда на будущее. Кусты, деревья и [[птицы]] точно говорят: «День наш прошёл хорошо, скажем-ка себе: „Всё наше“ и уснём себе на здоровье».|Автор=[[Генрик Сенкевич]] «[[:s:Письма из Африки (Сенкевич/Лавров)/XV|Письма из Африки]]», 1894}}
 
{{Q|Грудь наша вдыхала положительно какой-то банный воздух. Пока мы шли [[лес]]ом, ещё можно было кое-как терпеть, но когда достигли возвышенностей, на которых [[негры]] имеют обычай выжигать траву перед наступлением «массики», мне казалось, что вот-вот кто-нибудь из нас свалится. [[Стекло]]видная, чёрная земля была раскалена как под печки. В добавок ко всему, как обыкновенно в полуденное время, в воздухе не было ни малейшего движения; [[лист]]ья на деревьях висели неподвижно, эвфорбии, казалось, освобождались от своего оцепенения и таяли под палящими лучами [[солнце|солнца]]. Если бы не влажность воздуха, то никакое [[растение]] не вынесло бы этой страшной температуры, но для [[человек]]а эта влажность делает зной ещё более невыносимым.|Автор=[[Генрик Сенкевич]] «[[:s:Письма из Африки (Сенкевич/Лавров)/XIX|Письма из Африки]]», 1894}}
 
{{Q|В начале веков, когда [[Мир (Вселенная)|мир]] только возник и [[животные]] только принимались работать на человека, жил [[верблюд]]. Он обитал в Ревущей [[пустыня|пустыне]], так как не хотел работать и к тому же сам был ревуном. Он ел [[лист]]ья, шипы, колючки, молочай и [[лень|ленился]] напропалую. Когда кто-нибудь обращался к нему, он фыркал: «фрр…», и больше ничего.|Автор=[[Редьярд Киплинг]], «Как верблюд получил свой горб», 1912}}
 
{{Q|[[Абиссинцы]] с [[ружьё|ружьями]] за плечами ходят без [[дело|дела]] с независимым видом. Они завоеватели, им [[работа]]ть неприлично. И сейчас же за городом начинаются горы, где стада [[павиан]]ов обгрызают молочаи <ref group="комм.">Курьёзная деталь: «стада [[павиан]]ов обгрызают молочаи»..., — по всей видимости, [[Николай Степанович Гумилёв|Гумилёв]] здесь ошибается... как типичный поверхностный наблюдатель. Во-первых, павианы живут не стадами, а стаями. А во-вторых, молочай — растение с горьким и [[яд]]овитым млечным соком (что прямо следует из его названия), так что павианы навряд ли были бы рады его обрызать.</ref> и летают птицы с громадными красными носами.|Автор=[[Николай Степанович Гумилёв|Николай Гумилёв]], «[[s:Африканский дневник (Гумилёв)|Африканский дневник]]», 1910-е}}
 
{{Q|И [[мечты]] бедного Джима о семейной жизни в один миг оказались разбитыми.
Он разбросал рукой опостылевшие самородки, упал на раскалённую землю и завыл.
А [[Австралия|австралийское]] солнце — злой, желтый, пылающий таз — заливало равнодушные камни и пыльные листья молочаев своим мутным, как потухающие уголья, светом…|Автор=[[Аркадий Тимофеевич Аверченко|Аркадий Аверченко]], «По влечению сердца», 1910-е}}
 
{{Q|Вот первый плац — он огорожен от дороги густой изгородью жёлтой [[акация|акации]], цветы которой очень вкусно было есть [[весна|весною]], и ели их целыми шапками. Впрочем, охотно ели всякую растительную гадость, инстинктивно заменяя ею недостаток [[овощ]]ной пищи. Ели молочай, благородный [[щавель]], и какие-то просвирки, дудки дикого [[тмин]]а, и, в особенности, похожие на [[редька|редьку]] корни свербиги, или свербигуса, или, вернее, сурепицы. Чтобы есть эти горьковатые корни с лучшим аппетитом, приносили с собою от завтрака ломоть [[хлеб]]а и щепотку соли, завёрнутой в бумажку.<ref>''[[Александр Иванович Куприн|А. И. Куприн]]''. Собрание сочинений в 9 томах. Том 9. М.: Гослитиздат, 1957 г.</ref>|Автор=[[Александр Иванович Куприн|Александр Куприн]], «Юнкера», 1932}}
 
== Молочай в поэзии ==