Опунция: различия между версиями

2920 байт добавлено ,  6 лет назад
→‎Опунция в прозе: Саагун из ВП
(→‎Опунция в прозе: Саагун из ВП)
 
== Опунция в прозе ==
{{Q|Есть деревья в этом краю, которые называют '''нопалли''' — это общее название для всех нопалей, что означает [[смоковница]] или дерево, на котором растут [[фига|фиги]]. Это уродливое дерево, ствол укрыт листьями, а ветви растут из них. Листья широкие и крупные, в них много сока, и они липкие, есть шипы на самих листьях. Плод, растущий на этих деревьях, называется фига; они хороши для еды; это ценный [[фрукт]], и лучшие из них, как кальвиль. Листья этого дерева едят сырыми и варёными.
У него есть волокна, крепкие жилы, очень крепкие жилы; он наполнен жилами; полон множеством жил. Даёт ветви; даёт много ветвей; образует листья. Этот нопалли — съедобен, съедобен сырым, варёным в котелке. Только немного его можно съесть. Название плода этого нопалли — ночтли. Он круглый, имеют форму округлой верхушки, с краями на своей верхушке; он как [[шар]], узкий у основания, полон мелких шипов, усыпан шипами; у него есть кожица; у него есть семена; его мякоть мясистая, водянистая; его семена как галька. Выходят ''<плоды>'' круглыми; образуются; толстеют; наполняются верхушками; они созревают; созревают во множестве. Я отрезаю фиги. Я ем фиги. Я разламываю внутренность. Я делю их внутреннюю часть. Я чищу их. Есть много видов нопалли; во многих местах они растут; во многих местах прорастают.<ref>''[[:w:Бернардино де Саагун|Бернардино де Саагун]], Куприенко С.А.'', «Общая история о делах Новой Испании. Книги X-XI: Познания астеков в медицине и ботанике», (ред. и пер. С. А. Куприенко), Киев: «Видавець Купрієнко С.А.», 2013 г., 218 стр.</ref>{{rp|79}}|Автор=[[:w:Бернардино де Саагун|Бернардино де Саагун]] «Общая история о делах Новой Испании», 1577}}
 
{{Q|Того, кто заблудится в чаще опунций, почти наверное ожидает [[смерть]] распятого разбойника — колючки гвоздями впиваются в [[тело]], а меркнущий взор не видит вокруг ничего, кроме [[образ]]ов [[ад]]а.|Автор=[[О. Генри]] «[[Сердце Запада#Как истый кабальеро|Как истый кабальеро]]», 1907}}
 
{{Q|Самые тщательные, дорогие и самые утомительные [[эксперимент]]ы, которые я когда-либо предпринимал в своей [[жизнь|жизни]], были проделаны над кактусом. Я раздобыл себе более шестисот различных сортов кактусов, которые я посадил и за которыми наблюдал. В общей сложности я потратил на эту работу более шестнадцати лет... Моя [[кожа]] походила на подушку для [[иголка|иголок]], столько из неё торчало колючек... Иногда у меня на руках и [[лицо|лице]] было их так много, что я должен был среза́ть их бритвой или соскабливать наждачной бумагой... Мне пришлось иметь дело с глубоко укоренившейся особенностью кактуса, почти такой же древней, как и само [[растение]], потому что оно должно было с самого начала покрыться этим предохранительным панцирем, чтобы не оказаться [[жертва|жертвой]] ищущих [[пища|пищи]] животных. Моя [[работа]] подвигалась лишь медленно, и я терпел много [[поражение|поражений]]... Наконец мне удалось вывести кактус без колючек.<ref>Более шестнадцати лет американский ботаник [[Лютер Бербанк]] потратил на селекцию [[кактус]]а без колючек: опунции бербанка, которая должна была идти в корм скоту. Экономическое значение этого [[эксперимент]]а трудно было переоценить. Однако после достижения положительного результата селекции история с кормовой опунцией превратилась в [[детектив]], почти трагический, точный сюжет которого неизвестен, однако результат — ярко отрицательный.</ref> Пока [[растение]] получается с помощью отводков, сохраняются признаки получаемого нового вида, но даже у этой разновидности бывают «рецидивы», когда растение выводится из [[семена|семян]]; на этот кактус нельзя положиться. Быть может, потребуются сотни поколений, пока кактус не будет больше [[дума]]ть о колючках при образовании семян.<ref name = "Как"></ref>{{rp|62-63}}|Автор=[[Лютер Бербанк]], из книги «Жатва жизни», 1930-е}}
 
{{Q|Откинувшись на диванчике, Володя закурил папиросу: забытый на целые четыре года лист опунции пророс в темномтёмном углу. <...> Володя, полулёжа на кривоногом диванчике, читал английскую [[книга|книгу]] о кактусах, которую с превеликими трудами выписал из [[Москва|Москвы]] от знакомого. <...> Великолепная фраза Бербанка о поразительной жизнестойкости всех этих опунций, мамилярий, цереусов [[удивление|удивила]] и даже умилила его. Закрыв за собой дверь, он закурил и с лёгкой [[улыбка|улыбкой]] прочитал отчёркнутую кем-то фразу английского [[ботаника]]: «Кактусы мужественны и терпеливы: они умирают стоя».<ref>''[[:w:Герман, Юрий Павлович|Юрий Герман]]''. «Дорогой мой человек». М.: «Правда», 1990 г.</ref>|Автор= [[:w:Герман, Юрий Павлович|Юрий Герман]], «Дорогой мой человек», 1961}}
 
{{Q|[[Мексика|Мексику]], имеющую кактус даже в своём [[герб]]е ([[орёл]], сидящий на опунции и держащий в когтях [[змея|змею]]), можно считать классической страной кактусов. Здесь раньше всего начали их собирать, описывать и вывозить для европейских [[коллекция|коллекций]] в таком количестве, что [[государство|государству]] даже пришлось прибегнуть к ограничениям и [[запрет]]ам, чтобы предотвратить исчезновение некоторых [[вид]]ов.<ref name = "Шуб">''Рудольф Шубик'', «Кактусы», Прага, «Артия», 1969 год, 252 стр. </ref>{{rp|13}}|Автор=Рудольф Шубик, «Родина всех кактусов – Америка», 1969}}