Горчица: различия между версиями

2562 байта добавлено ,  7 лет назад
→‎Горчица в прозе: Вот главная цитата
(→‎Горчица в прозе: Вот главная цитата)
 
{{Q|— Оттого, что их может извратить всякая [[случайность]], всякое расстройство желудка, и в сущности вы, может быть, ничто иное, как ломоть не переварившегося мяса, или пол-ложечки горчицы, кусок сыра, кусочек сырого картофеля? Во всяком случае, от вас пахнет скорее можжевеловкой, чем [[можжевельник]]ом.|Автор=[[Чарльз Диккенс]], «Скряга Скрудж», 1843}}
 
{{Q|В течение всего его градоначальничества глуповцы не только не садились за стол без горчицы, но даже развели у себя довольно обширные горчичные плантации для удовлетворения требованиям внешней [[торговля|торговли]]. «И процвела оная весь, яко крин сельный, посылая сей горький продукт в отдаленнейшие места державы [[Россия|Российской]] и получая взамен оного драгоценные металлы и [[мех]]а».
Но в 1770 году Двоекуров умер, и два градоначальника, последовавшие за ним, не только не поддержали его преобразований, но даже, так сказать, загадили их. И что всего замечательнее, глуповцы явились неблагодарными. Они нимало не печалились упразднению начальственной [[цивилизация|цивилизации]] и даже как будто [[радость|радовались]]. Горчицу перестали есть вовсе, а плантации перепахали, засадили [[капуста|капустою]] и засеяли [[горох]]ом.|Автор= [[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[История одного города]]», 1869}}
 
{{Q|[[Наполеон I]] приглашает на бал во дворец маркизу де Шальи.
— Кто любит французскую, а кто русскую… — кротко заявляет Шампунь.
— Никто не любит французской, разве только одни [[французы]]. А французу что ни подай — всё съест: и [[лягушка|лягушку]], и [[крыса|крысу]], и [[таракан]]ов… брр! Вам, например, эта ветчина не нравится, потому что она русская, а подай вам жареное [[стекло]] и скажи, что оно французское, вы станете есть и причмокивать… По-вашему, всё [[русские|русское]] скверно.<ref>''[[Антон Павлович Чехов|Чехов А. П.]]'' Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885—1886. — стр. 163</ref>|Автор= [[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «На чужбине», 1885}}
 
{{Q|Точно, между нами есть много субъектов, которые, забыв своё [[достоинство]], позволяют невежественным [[купец|купцам]] мазать себе голову горчицей, мазаться в [[баня|бане]] сажей и изображать [[дьявол]]а, одеваться в бабье платье и выделывать непристойности, но я… я далек от всего этого! Сколько бы мне купец ни давал [[деньги|денег]], я не позволю вымазать свою голову горчицей и другим, хотя бы благородным, веществом.|Автор= [[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «Утопленник», 1885}}
 
{{Q|— Ну-с, а закусить, душа моя Григорий Саввич, тоже нужно умеючи. Надо знать, чем закусывать. Самая лучшая закуска, ежели желаете знать, [[селёдка]]. Съели вы её кусочек с [[лук|лучком]] и с горчичным соусом, сейчас же, благодетель мой, пока ещё чувствуете в [[живот]]е искры, кушайте [[икра|икру]] саму по себе или, ежели желаете, с [[лимон]]чиком, потом простой [[редька|редьки]] с [[соль]]ю, потом опять селёдки, но всего лучше, благодетель, [[рыжик]]и солёные, ежели их изрезать мелко, как икру, и, понимаете ли, с [[лук]]ом, с прованским маслом… объедение!|Автор= [[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «Сирена», 1887}}