Владимир Евгеньевич Жаботинский: различия между версиями

[досмотренная версия][досмотренная версия]
(→‎О мире и о себе: заканчиваю -- слишком плохо сегодня сайт работает)
 
{{Q|Цену тамошней сыскной [[полиция|полиции]] мы знаем, но [[арабы|по-арабски]] она понимает и записывать умеет. Гораздо вероятней, что записала она его первое показание именно так, как он говорил: как рассказывал [[человек]] о событии, которое произошло 6 месяцев тому назад, а не так, как он повторяет [[вчера]] только заученный [[урок]]. Но теперь, когда за Абдул Меджида кто-то взялся за кулисами, кому неудобны именно эти [[ляпсус]]ы, чересчур непохожие на «заученный [[урок]]» — теперь ему велели попытаться исправить эту [[ошибка|ошибку]], свалив [[вина|вину]] хотя бы на полицию. |Автор=«Шакалы и моллюски»}}
 
== Цитаты из повестей и рассказов ==
{{Q|Мы все, [[человек]] десять за столом, изумлённо обернулись на Лику. Никогда ни одному из нас это в голову не приходило; вероятно, и родным её тоже. Лика была едва ли непросто неряха, волосы скручивала редькой на макушке, и то [[редька]] всегда сползала набок; она грызла ногти, и чулки у неё, плохо натянутые, морщились гармоникой из-под не совсем ещё длинной юбки. Главное — вся повадка её, чужая и резкая, не вязалась с представлением о привлекательности, — не взбредёт же на [[ум]] человеку присмотреться, длинные ли ресницы у [[городовой|городового]].|Автор=«Пятеро» (Лика), 1936}}
 
== Примечания ==