Хрустальный мир: различия между версиями

69 байт добавлено ,  7 лет назад
м
Нет описания правки
м
 
{{Q|По тротуару медленно и осторожно, словно каждую секунду боясь обо что-то споткнуться, шла жирная женщина в шляпе с густой вуалью. Николай чуть не сбил её лошадью — чудом успел отвернуть в последнюю минуту. Женщина испуганно прижалась к стене дома и издала тихий покорный писк, отчего Николай вспомнил свою бабушку и испытал мгновенное и острое чувство вины.
— Мадам! — заорал он, выхватывая шашку и салютуя, — что вы здесь делаете? В городе идут бои, вам известно об этом?
— Мне-то? — просипела сорванным голосом женщина. — ЕщеЕщё бы!
— Так что же вы — с ума сошли? Вас ведь могут убить, ограбить… ПопадетесьПопадётесь какому-нибудь [[Георгий Плеханов|Плеханову]], так он вас своим броневиком сразу переедет, не задумываясь.
ЕщеЕщё кто кого пе'геедет, — с неожиданной злобой пробормотала женщина и сжала довольно крупные кулаки.}}
 
{{Q|За креслом, держа водянистые пальцы на его спинке, стояла [[Надежда Крупская|пожилая седоватая женщина]] в дрянной вытертой кацавейке — она была не то чтобы толстой, но какой-то оплывшей, словно мешок с крупой. Глаза женщины были круглы и безумны и видели явно не Шпалерную улицу, а что-то такое, о чём лучше даже не догадываться,..}}
 
{{Q|— Мы защитим тебя, хрустальный мир, — прошептал он и положил ладонь на рукоять шашки. Юрий крепко держал ремень карабина у левого плеча и, не отрываясь, глядел на луну, несущуюся вдоль рваного края тучи. Когда она скрылась, он повернул вдохновенное лицо к спутнику.
 
{{Q|По улице пробежала черная собака неопределённой породы с задранным вверх хвостом, рявкнула на {{comment|двух сгорбленных серых обезьянок в сёдлах|Юрия и Николая}} и нырнула в подворотню, а вслед за ней со стороны Литейного появился и стал приближаться отходняк.
Он оказался [[w:Рахья, Эйно Абрамович Рахья|усатым мужиком средних лет]] в кожаном картузе и блестящих сапогах — типичным сознательным пролетарием. Перед собой пролетарий толкал вместительную желтую тележку с надписями «Лимонадъ» на боках, а на переднем борту тележки был тот самый рекламный плакат, который выводил Николая из себя даже и в приподнятом состоянии духа — сейчас же он показался всей мировой мерзостью, собранной на листе бумаги.}}
 
{{Q|— Главное в [[Август Стриндберг|Стриндберге]] — не его так называемый демократизм и даже не его искусство, хоть оно и гениально, — оживленно жестикулируя свободной рукой, говорил Юрий. — Главное — это то, что он представляет новый человеческий тип. Ведь нынешняя культура находится на грани гибели и, как любое гибнущее существо, делает отчаянные попытки выжить, порождая в алхимических лабораториях духа странных гомункулусов. Сверхчеловек — вовсе не то, что думал Ницше. Природа сама ещё этого не знает и делает тысячи попыток, в разных пропорциях смешивая мужественность и женственность — заметь, не просто мужское и женское. Если хочешь, Стриндберг — просто ступень, этап. И здесь мы опять приходим к [[Освальд Шпенглер|Шпенглеру]]…}}