Покойник: различия между версиями

3409 байт добавлено ,  5 лет назад
(ещё чуть)
 
== Цитаты ==
=== Покойник в прозе ===
{{Q|Среди взломанного снарядом асфальта, у исковерканного полкового миномёта лежал убитый красноармеец. Почему-то теперь, когда [[душа]] Крымова была полна живой [[надежда|надежды]], ликовала, вид этого тела поразил его. Он много видел мертвецов, стал к ним безразличен. А сейчас он содрогнулся, ― тело, полное вечной [[смерть|смерти]], лежало по-птичьи беспомощное, покойник поджал ноги, точно ему было холодно. Мимо, держа у виска толстую полевую сумку, пробежал политрук в сером коробящемся плаще, красноармейцы волочили на плащ-палатке противотанковые мины вперемешку с буханками [[хлеб]]а. А мертвецу не стал нужен хлеб и оружие, он не хотел письма от верной [[жена|жены]]. Он не был силён своей смертью, он был самым слабым, мёртвый воробышек, которого не боятся мошки и мотыльки.<ref>[[w:Гроссман, Василий Семёновичн|Гроссман В.С.]] Жизнь и судьба. Москва, Книжная палата, 1992 г., «Жизнь и судьба», Часть 2 (1960)</ref>|Автор=[[w:Гроссман, Василий Семёнович|Василий Гроссман]], «Жизнь и судьба» Часть 2}}
 
 
{{Q|Рядом, [[школьник]]у по пояс, торжественный Отто Оттович, тоже покойник уже лет пятнадцать (заколот насмерть ― [[дура]]-медсестра дозировала [[лекарство]], руководствуясь [[возраст]]ом в [[история|истории]] [[болезнь|болезни]], а не детским весом пациента).<ref>[[w:Гандлевский, Сергей Маркович|Гандлевский С.М.]] НРЗБ. Журнал «Знамя», №1 — 2002 г.</ref>|Автор=[[w:Гандлевский, Сергей Маркович|Сергей Гандлевский]], «НРЗБ»}}
 
{{Q|[[Люди]] шли сквозь твёрдую, кристальную прохладу, как сквозь бесконечный ряд вращающихся стеклянных дверей. На заре по Речникам [[метла|метлою]] проходился [[ветер]] и обдувал тротуары, отчего город казался приготовленным к зиме, как покойник к погребению. Но [[снег]]а всё не было.<ref>[[Алексей Викторович Иванов|Иванов А.В.]] Географ глобус пропил. Москва, Вагриус, 2003 г.</ref>|Автор=[[Алексей Викторович Иванов|Алексей Иванов]], «Географ глобус пропил»}}
 
{{Q|Когда в [[Белоруссия|Белоруссии]] покойника укладывают в гроб, то кладут ему кроме других вещей [[табак]], трубку, бутылку [[водка|водки]], чтобы покойник на том свете мог угостить [[друзья|друзей]] и знакомых, и даже бутылку святой воды, чтобы отгонять [[чёрт|чертей]], которые захотят утащить его в [[ад]]. Чтобы душа не выходила из [[могила|могилы]] и не беспокоила живых, могилу запечатывают четырьмя крестами, которые делаются лопатой по углам могилы. На [[пасха|пасхе]] мертвецов приветствуют возгласом «[[Иисус Христос|Христос]] воскрес» и катают на могилах яйца ― своего рода христосование. В поминовенные дни покойники любят выходить из могил и бывать в [[церковь|церкви]]; поэтому белоруссы ставят на сороковой день у могилы колоду, чтобы покойник, выйдя из могилы, мог на ней посидеть.|Автор=Светлана Еремеева, «Лекции по русскому искусству» (2000)}}
 
{{Q|Там, среди вечной мерзлоты и трудностей с разложением трупов, считалось, что если покойник не тлеет, то его надо [[женитьба|женить]] или присвоить какой-нибудь гражданский або воинский чин. У них, мол, в «тундре» все так делают и никаких «тундростей» не испытывают. Послушали и шамана, но... [[чин]] покойнику придумать не могли ― только в страшном сне может присниться, что Фома твой [[начальник]]. Нет!<ref>Осипов С.Ю. Страсти по Фоме. Москва, Вагриус, 2003 г., «Страсти по Фоме». Книга вторая. — «Примус интер парэс» (1998)</ref>|Автор=Сергей Осипов, «Примус интер парэс»}}