Джеймс Блиш: различия между версиями

1504 байта добавлено ,  8 лет назад
→‎Цитаты: + из w:Твёрдая научная фантастика
(→‎Цитаты: + из w:Твёрдая научная фантастика)
{{Q|... хотя <моя> читательская аудитория (или, по крайней мере, мой совокупный тираж) составляет более пяти миллионов, накопленных за 22 года, я получиль всего лишь 56 писем от читателей, и 47 из них были написаны, чтобы сказать мне, что я был грязным фашистом, иезуитом, негролюбом, либералом, коммунистом, промывателем мозгов с Мэдисон-авеню, антисемитом, прогнившим капиталистическим апологетом, бисексуалом-извращенцем, эстетом или пропагандистом XXXизма (укажите здесь собственный эпитет).|Оригинал=… out of a readership (or at least, a sales record) of better than five million, accumulated over 22 years, I have only 56 letters from book readers, and 47 of them were written to tell me that I was a dirty fascist, Jesuit, nigger-lover, liberal, Communist, Madison-Avenue brain-washer, anti-Semite, corrupt capitalist apologist, bisexual pervert, aesthete or propagandist for XXXism (supply your own term here).|Автор=«[[То, что под руками]]»<ref name="тр"/>, гл. {{comment|«Путешествие в один конец»|One Way Trup}}, 1962}}
 
{{Q| Рассудительной критики можно ожидать только от англичан, поскольку в США разумных рецензентов нет вообще.<ref>Станислав Лем. Фантастика и футурология. Книга 2 (Примечание 4). 2-е изд. (1972) / пер. Е. П. Вайсброта, В. Борисова, 2004.</ref>|Автор=«То, что под руками», парафраз-резюме гл. «An Answer of Sorts», 1963|Комментарий=сделан Станиславом Лемом}}
 
{{Q|... с детства и примерно лет до 23-х мне просто и в голову не приходило, что можно писать что-нибудь, кроме фантастики.<ref name="ил">[http://www.fandom.ru/inter/anketa_1.htm Почему я стал фантастом... (Ответы на анкету)] // Иностранная литература. — 1967. — № 1 — С. 250-263.</ref>|Автор=интервью, 1967}}
{{Q|... [[научная фантастика]] позволяет описывать стоящие перед человеком проблемы и его переживания, так сказать, в почти чистом виде; в своих лучших образцах научная фантастика — это литература предельных ситуаций, причем ситуацию выдвигает не общество и не история, а сам автор, руководствуясь соображениями наиболее выразительной характеристики своих героев, не испытывая никаких ограничений, если не считать границ научно возможного; даже принцип научной вероятности здесь необязателен.
Независимо от своей эстетической ценности научная фантастика может выполнять и социальную функцию. Её тема — это прежде всего воздействие науки и техники на каждодневную жизнь человека; об этом воздействии почти совсем не говорится в других областях современной литературы. <…> Поэтому важна сама постановка вопроса научной фантастикой, ибо она дает читателю представление о характере общества, в котором он живёт.<ref name="ил"/>}}
 
{{Q|[[Герберт Уэллс|Уэллс]] изначально использовал этот термин для обозначения того, что мы сегодня назвали бы [[твёрдая научная фантастика|«твёрдой» научной фантастикой]], в которой основанием для повествования выступает сознательное стремление опираться на уже известные (в момент написания) факты, и уж если в повествовании также встречалось некое чудо, то по крайней мере речь не должна была идти о целом арсенале чудес.|Оригинал=Wells used the term originally to cover what we would today call ‘hard’ science fiction, in which a conscientious attempt to be faithful to already known facts (as of the date of writing) was the substrate on which the story was to be built, and if the story was also to contain a miracle, it ought at least not to contain a whole arsenal of them.<ref>James Blish, ''More Issues at Hand'', Advent: Publishers, 1970. P. 99.</ref><ref>[[w:en:Jesse Sheidlower|Джесс Шейдловер]], [http://www.jessesword.com/sf/view/1674 Dictionary citations for the term "hard science fiction"]. Jessesword.com. Last modified 6 July 2008.</ref>|Автор=«Больше того, что под руками», 1970}}
 
===Рецензии===