Гилберт Честертон: различия между версиями

[досмотренная версия][досмотренная версия]
м (Бот: перенос 26 интервики-ссылок в Викиданные (Q183167))
{{q|Никакая война не заслуживает оправдания, кроме войны оборонительной. А оборонительная война, по самой своей природе и по определению, — это такая война, с которой человек возвращается избитый, истекающий кровью и не способный похвалиться ничем, кроме того, что ему удалось выжить. ||[[wikilivres:Автобиография (Честертон)/11|Глава 11]]|The only defensible war is a war of defence. And a war of defence, by its very definition and nature, is one from which a man comes back battered and bleeding and only boasting that he is not dead.}}
 
=== [[wikilivres:Наполеон Ноттингхилльский (Честертон)|Наполеон Ноттингхилльский (1904)]] ===
 
{{Q|Цитата = Род людской, а к нему относится немалая толика моих читателей, от века привержен детским играм и вовек не оставит их, сердись не сердись те немногие, кому почему-либо удалось повзрослеть.|Комментарий = [[//wikilivres:Наполеон Ноттингхилльский .ru/Наполеон_Ноттингхилльский_(Честертон)/Книга 1Книга_1/ГлаваГлава_1 1|Книга 1, Глава 1]]|Автор = |Оригинал = THE human race, to which so many of my readers belong, has been playing at children's games from the beginning, and will probably do it till the end, which is a nuisance for the few people who grow up.}}
 
{{Q|Цитата = Сам по себе всякий человек с виду существо, пожалуй что, и разумное: и ест, и спит, и планы строит. А взять человечество? Оно изменчивое и загадочное, привередливое и очаровательное. Словом, люди — большей частью мужчины, но Человек есть женщина.|Комментарий = |Автор = |Оригинал = Individually, men may present a more or less rational appearance, eating, sleeping, and scheming. But humanity as a whole is changeful, mystical, fickle, delightful. Men are men, but Man is a woman.}}
 
{{Q|Цитата = Ведь куда как ясно, что нет возможности разрушить порядок вещей, опрокинуть верования и переменить обычаи, если не иметь за душой иной веры, надежной и обнадеженной свыше.|Комментарий = [[//wikilivres:Наполеон Ноттингхилльский .ru/Наполеон_Ноттингхилльский_(Честертон)/Книга 1Книга_1/ГлаваГлава_2 2|Книга 1, Глава 2]]|Автор = |Оригинал = For it stands to common sense that you cannot upset all existing things, customs, and compromises, unless you believe in something outside them, something positive and divine.}}
 
{{Q|Цитата = А в Книге Жизни, на одной из ее темных, нечитанных страниц значится такой закон: гляди и гляди себе девятьсот девяносто девятижды, но бойся тысячного раза: не дай Бог увидишь впервые.|Комментарий = |Автор = |Оригинал = Now, there is a law written in the darkest of the Books of Life, and it is this: If you look at a thing nine hundred and ninety-nine times, you are perfectly safe; if you look at it the thousandth time, you are in frightful danger of seeing it for the first time.}}
{{Q|Цитата = — Тот человек опаснее всех,— заметил старик, не шелохнувшись,— у кого на уме одно, и только одно. Я и сам был когда-то опасен.|Комментарий = |Автор = |Оригинал = "Every man is dangerous," said the old man, without moving, "who cares only for one thing. I was once dangerous myself."}}
 
{{Q|Цитата = Сумасшедшие — народ серьезный; они и с ума-то сходят за недостатком юмора.|Комментарий = [[//wikilivres:Наполеон Ноттингхилльский .ru/Наполеон_Ноттингхилльский_(Честертон)/Книга 2Книга_2/ГлаваГлава_1 1|Книга 2, Глава 1]]|Автор = |Оригинал = Madmen are always serious; they go mad from lack of humour. }}
 
{{Q|Цитата = Вы, кажется, полагаете, что забавнее всего чинно держаться на улицах и на торжественных обедах, а у себя дома, возле камина (вы правы — камин мне по средствам) смешить гостей до упаду. Но так все и делают. Возьмите любого — на людях серьезен, а на дому — [[юмор]]ист. Чувство юмора подсказывает мне, что надо бы наоборот, что надо быть шутом на людях и степенным на дому.|Комментарий = |Автор = |Оригинал = You appear to think that it would be amusing to be dignified in the banquet hall and in the street, and at my own fireside (I could procure a fireside) to keep the company in a roar. But that is what every one does. Every one is grave in public, and funny in private. My sense of humour suggests the reversal of this; it suggests that one should be funny in public, and solemn in private.}}
 
{{Q|Цитата = Если поверить вашим богатым друзьям, будто ни Бога, ни богов нет, будто над нами пустые небеса, так за что же тогда драться, как не за то место на земле, где человек сперва побывал в Эдеме детства, а потом — совсем недолго — в райских кущах первой любви? Если нет более ни храмов, ни Священного писания, то что же и свято, кроме собственной юности?|Комментарий = [//wikilivres.ru/Наполеон_Ноттингхилльский_(Честертон)/Книга_2/Глава_3 Книга 2, Глава 3]|Автор = |Оригинал = If, as your rich friends say, there are no gods, and the skies are dark above us, what should a man fight for, but the place where he had the Eden of childhood and the short heaven of first love? If no temples and no scriptures are sacred, what is sacred if a man's own youth is not sacred?}}
 
=== [[wikilivres:Человек, который был Четвергом (Честертон)|Человек, который был Четвергом (1908)]] ===