Берлин: различия между версиями

3357 байт добавлено ,  7 лет назад
Нет описания правки
(→‎Цитаты: очепятка)
 
== Цитаты ==
{{Q|Лишь только вышли мы на улицу, я должен был зажать себе нос от дурного запаха: здешние каналы наполнены всякою нечистотою. Для чего бы их не чистить? Неужели нет у берлинцев обоняния?<ref name="Карамзин">{{Книга:Карамзин.Записки}}</ref>|Автор=[[Николай Карамзин]], «Письма русского путешественника»}}
{{Q|Д* повел меня через славную Липовую улицу, которая в самом деле прекрасна. В средине посажены аллеи для пеших, а по сторонам мостовая. Чище ли здесь живут, или испарения лип истребляют нечистоту в воздухе, — только в сей улице не чувствовал я никакого неприятного запаха. Домы не так высоки, как некоторые в Петербурге, но очень красивы<ref name="Карамзин" />.|Автор=Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»}}
{{Q|Его по справедливости можно назвать прекрасным; улицы и домы очень хороши. К украшению города служат также большие площади: Вильгельмова, Жандармская, Денгофская и проч.<ref name="Карамзин" />|Автор=Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»}}
{{Q|Нравственность здешних жителей прославлена отчасти с худой стороны. Господин Ц* называет Берлин [[Содом]]ом и Гомором; однако ж Берлин еще не провалился, и небесный гнев не обращает его в [[пепел]]<ref name="Карамзин" />.|Автор=Николай Карамзин, «Письма русского путешественника»}}
{{Q|[[Берлин]] — несимпатичный город, вся его жизненная активность слишком сосредоточена в самом центре, а вокруг царит безжизненный покой. Знаменитая улица [[Унтер-ден-Линден]] представляет попытку соединить [[Оксфорд-стрит]] с [[Елисейские поля|Елисейскими полями]]; получается что-то невнушительное, некрасивое и слишком широкое. Театры изящны и хороши; здесь на сценическую постановку и на костюмы обращено меньше внимания, чем на самые пьесы; последние не идут, как у нас, сотни раз подряд, а чередуются, так что вы можете ходить в один и тот же театр целую неделю на разные пьесы. [[w:Берлинская государственная опера|Опера]] не достойна здания, в котором помещается. Кафешантаны имеют не развлекательный, а грубый и вульгарный характер. В ресторанах самое большое оживление замечается от полночи до трех часов утра; но после этого большинство посетителей всё-таки встает в семь и принимается за работу, Берлинцы, кажется, разрешили вопрос, каким образом обходиться без сна.|Оригинал=Berlin is a disappointing town; its centre over-crowded, its outlying parts lifeless; its one famous street, Unter den Linden, an attempt to combine Oxford Street with the Champs Elysée, singularly unimposing, being much too wide for its size; its theatres dainty and charming, where acting is considered of more importance than scenery or dress, where long runs are unknown, successful pieces being played again and again, but never consecutively, so that for a week running you may go to the same Berlin theatre, and see a fresh play every night; its opera house unworthy of it; its two music halls, with an unnecessary suggestion of vulgarity and commonness about them, ill-arranged and much too large for comfort. In the Berlin cafés and restaurants, the busy time is from midnight on till three. Yet most of the people who frequent them are up again at seven. Either the Berliner has solved the great problem of modern life, how to do without sleep, or, with Carlyle, he must be looking forward to eternity.|Автор=[[Джером Джером]], «[[Трое на четырёх колёсах‎‎]]», гл. VI}}
{{Q|Говорят, что в Берлине много распутных женщин; но если бы правительство не терпело их, то оказалось бы, может быть, более распутства в семействах — или надлежало бы выслать из Берлина тысячи солдат, множество холостых, праздных людей, которые, конечно, не по [[Руссо]]вой системе воспитаны и которые по своему состоянию не могут жениться<ref name="Карамзин" />.}}
{{Q|Цитата=[[Чикаго]] постоянно внимательно прислушивается к миру с уверенностью, что однажды на улицах [[Барселона|Барселоны]], в кабаре Берлина, кофейнях [[Стамбул]]а люди узнают и полюбят нас в славе нашего многомерного города и станут мечтать о нём, как мечтают о [[Сан-Франциско]] и [[Нью-Йорк]]е.|Автор=[[Мэри Шмих]]|Комментарий=|Оригинал=Chicago is constantly auditioning for the world, determined that one day, on the streets of Barcelona, in Berlin’s cabarets, in the coffee shops of Istanbul, people will know and love us in our multidimensional glory, dream of us the way they dream of San Francisco and New York.}}