Отцы и дети: различия между версиями

1261 байт добавлено ,  8 лет назад
сцена с адским камнем
(сцена с адским камнем)
 
*...потом мы догадались, что болтать, все только болтать о наших язвах не стоит труда, что это ведет только к пошлости и доктринерству; мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и черт знает о чем, когда дело идет о насущном хлебе, когда грубейшее суеверие нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно оттого, что оказывается недостаток в честных людях, когда самая свобода, о которой хлопочет правительство, едва ли пойдет нам впрок, потому что мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только напиться дурману в кабаке.
 
{{Q|Дня три спустя Базаров вошёл к [[отец|отцу]] в комнату и спросил, нет ли у него [[адский камень|адского камня]]?
— Есть; на чтó тебе?
— Нужно… ранку прижечь.
— Кому?
— Себе.
— Как, себе! Зачем же это? Какая это ранка? Где она?
— Вот тут, на пальце. Я сегодня ездил в [[деревня|деревню]], знаешь — откуда [[тиф]]озного мужика привозили. Они почему-то вскрывать его собирались, а я давно в этом не упражнялся. <...>
— Как ты полагаешь, Евгений, не лучше ли нам прижечь [[железо]]м?
— Это бы раньше надо сделать; а теперь, по-настоящему, и адский камень не нужен. Если я заразился, так уж теперь поздно.
— Как… поздно… — едва мог произнести Василий Иванович.
— Ещё бы! с тех пор четыре часа прошло с лишком.|Автор=}}
 
* Любовь - белибирда, непростительная дурь. (Евгений Базаров)