Пошехонские рассказы: различия между версиями

м
{{Q|Будучи от природы любознателен, Крамольников, натурально, взволновался. Любознательность вообще свойственна людям, которые ещё не успели сделаться живыми трупами, а он, не без основания причислял себя к категории таких людей. Да, он не труп, он ещё дышит, и лёгкие его требуют прилива свежего воздуха.}}
 
{{Q|« <...> Скажите, почему ещё так недавно обыватель самого несомненно-заскорузлого пошиба, развивая тезис о пользе ежовых рукавиц, всегда оговаривался: «Знаю, мол, я, что ежовые рукавицы не составляют последнего слова науки, но что же делать, если без них нельзя обойтись? Погодите! потерпите! Придёт время, когда нецелесообразность этого средства обнаружится сама собою; но при настоящих условиях оно представляет очень существеннее подспорье. Временное, коли хотите, и даже... не вполне нравственное, но тем не менее несомненное и необходимое!» Вот сколько было нужно оговорок, чтоб объяснить — не защитить, а только объяснить — ежовые рукавицы! Почему, спрашиваю я вас, этот заскорузлый человек не отстаивал ежовых рукавиц по существу, а только объяснял их, как явление временное, допускаемое, так сказать, с стеснённым сердцем? И почему он ныне объявляет прямо: «Ежовые рукавицы — и средство и цель! кроме ежовых рукавиц, ничего нет и не будет!» Почему-с? А потому, государи мои, что когда-то у этого обывателя Стыд в глазах был, а теперь — и следа его нет! Вот.»}}
 
==== Вечер четвертый. ''Пошехонские реформаторы. — I. Андрей Курзанов'' ====