Влас Михайлович Дорошевич: различия между версиями

Нет описания правки
{{Q|Цитата=
Мама, милая, но немного наивная, нередко говорит, глядя на бледное, измученное лицо ребёнка:
 
— Ну, латынь, это я ещё понимаю. По-латински пишут рецепты. Но зачем их заставляют зубрить по-гречески?
 
Ей, наслушавшейся, как зубрит сын, часто снятся страшные сны.
 
Снится, что она идёт за 1000 лет до Рождества Христова по римскому форуму, а. кругом гуляют неправильные глаголы и сплетничают про последние исключения из третьего склонения:
 
— Слышали, panis-то оказывается мужеского рода!
 
— Ах, и не говорите! Такое бесстыдство. Быть мужеского рода и носить женское окончание!
 
— Изнеженность и испорченность нравов!
 
— Piscis тоже мужеского рода и даже cucumis!
 
— Да, много есть имён на is masculini generis! Ничего не поделаешь!
 
В это время раздаются междометия, и на форум въезжает Цезарь. Гай Юлий Caesar, мужеского рода и третьего склонения. Бедная мать кидается к его колеснице:
 
— Сжальтесь! Моему сыну, Иванову Григорию, может быть, знаете! Такой маленький мальчик, он переводит теперь ваши «комментарии»! Ему поставили единицу за то, что он не знал супина от глагола «do».
 
Но Юлий Цезарь, мужеского рода, только машет рукой.
 
— Меня самого, сударыня, съели герундии и супины! Берегись!
 
И на её глазах переезжает её сына триумфальной колесницей.
|Комментарий=[[:s:Маленькие чиновники (Дорошевич)|Маленькие чиновники]]}}
{{Q|Цитата=
Абсолютно мирных времён, — это всякому младенцу известно, — нет. В самое мирное время нации ведут самую ожесточённую войну. Когда люди не бьют друг друга по шее, бьют по карману.
 
Экономические войны идут беспрерывно.
|Комментарий=[[:s:Немцы и Франция (Дорошевич)|Немцы и Франция]]}}